ZLOEJ
«А кто ты в глазах судьбы?»
Рассказы про ёжиков!)


Луна
Однажды ёжики захотели Луну. Вот так, просто взяли — и захотели. А поскольку ёжики — существа дикие, упрямые и коварные, то если вобьют себе что-нибудь в голову — фиг выбьешь. Даже колотушкой.
Марш-бросок на космодром занял трое суток. Ровно в 9:37 утра по космодромному времени в кабинет Руководителя полётов постучали. Оторвавшись от расчётов и накинув пиджак, он открыл дверь.
— Ну. Кто там ещё? — хмуро спросил Руководитель полётов. За дверью никого не было. «Почудилось, переработал», — подумал Руководитель полётов и захлопнул дверь. Он подошёл к столу и остолбенел. На столе сидел Главный ёжик.
— Нам нужна Луна, — твёрдо сказал Главный ёжик.
— Какая Луна? — осторожно спросил Руководитель полётов и осторожно ощупал галлюцинацию рукой. Галлюцинация зашипела и кольнула иголками. Руководитель полётов отпрыгнул.
— Обычная. Которая на небе висит, — деловито сказал Главный Ёж.
— А Вы знаете, — слегка запнувшись сказал Руководитель полётов, — у нас её нет! — И обрадовался.
— Знаем. Придётся достать, — сказал Ёжик.
— А с какой это стати? — ехидно поинтересовался Руководитель.
— С нами Гринпис, — сказал Главный Ёжик и раздвинул на окне жалюзи. За забором космодрома несколько тысяч демонстрантов скандировали лозунг: «Отдайте ёжикам Луну!» Руководитель полётов выругался.
— Аккуратнее при детях, — вежливо сказал Ёжик.
— Каких детях? — резко обернулся Руководитель полёта. И сел на стул. Кабинет был полон детьми. Они стояли молча, сверля его обвиняющими взглядами, суровые, неподкупные.
— Деда, верни ёжикам Луну! — хмуро сказал внук Руководителя полётов и сделал шаг вперёд.
— Но зачем Вам она?!!! Зачем?!!! — в отчаянии закричал Руководитель.
— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.
Луну повесили над лесом. Ночами её холодный, чистый свет лился на землю сквозь ветви деревьев и будил непонятные чувства. Ёжики собирались в стаю, садились на поляне и выли, обратив свои мордочки к Луне. Они были счастливы.

Банк
Однажды ёжики решили ограбить Банк. Зачем? Неизвестно. Ёжики животные скрытные, неразговорчивые и опасные. Отправились их зоологи о прошлом годе изучать — и не вернулись. Наверное, съели их. Ёж ведь, он как: что не съест, то понадкусывает. Так что шансов у зоологов мало. Хотя и есть. Ёжики их в чащу могли заманить. Тогда зоологи оттуда ещё года три выбираться будут. А там комаров видов этак пять, или шесть. Тысяч. Так что им из зоологов в энтомологи срочно переквалифицироваться придется. Зато коллекцию соберут, карьеру сделают, поскольку неизвестных видов среди комаров много, их, видов этих, и не считал никто, все сразу прибить норовят. Коварный зверь Ёжик, нет страшней него в лесу хищника.
Банк ёжики выбрали большой, солидный. На мелочи ёжики размениваться не любили. Они были серьёзными животными.
Ровно в 8:00 охранник открыл дверь Банка.
— Здравствуйте. Это ограбление, — сказал Главный Ёжик и поправил сбившуюся маску.
— Ой, Ёжик! Ой, грабят! Ой, не могу! — заржал охранник. Кассиры и управляющий подхватили. Охранник, смеясь, схватился за спинку стула. У стула подломилась подгрызенная ёжиками ножка, он хрустнул, зашатался, охранник упал на пол, ударился головой и потерял сознание. Все сразу замолчали. Воцарилась тишина. Все уставились на Главного Ёжика. Тот смущённо кашлянул и щёлкнул пальцами. Из всех щелей хлынули ёжики и заняли ключевые позиции и угрожающе оскалились. Работники банка, выпучив глаза, подняли руки вверх.
— Вы управляющий? — спросил Главный Ёжик у толстого человека в очках. И опять смутился. Даже сам не понял, почему.
Управляющий судорожно кивнул.
— Нам бы денег... — сказал Ёжик.
— Они заперты. А у меня ключа нет! — обрадовался управляющий.
— У нас есть, — успокоил его Главный Ёжик. И показал на груду динамита.
Управляющий со вздохом полез за ключом.
— Зачем вам столько денег? — уныло спросил управляющий, наблюдая за тем, как ёжики опустошают сейф.
— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.
Осенний лес был закутан в прекрасный багряно-золотой покров. Вся ежиная стая собралась на опушке и жгла деньги. Ёжики прыгали вокруг костра, подпаливали эти бессмысленные бумажки и кидали их в воздух. Горящие деньги летели в небо, оставляя за собой красивый огненный след. А ещё...
Ещё ёжики пели.

Ад
Однажды ёжики решили съездить на экскурсию. В Ад. Всем известно, что ада не существует. Но ёжиков это не останавливало. Ёжики — они ж решительные. И с иголками. Если чего-то нет в природе — им это не помеха. Всё равно найдут. Хуже налоговой. Те хоть люди, им что-то объяснить можно, поплакать на плече. А эти — звери. Им плевать.
В ворота Ада постучали. Чёрт, отвечавший за вход, хлестнул по ноге хвостом, и отодвинул заслонку смотрового окошка.
— Кто там? — сонно спросил он. И встрепенулся. За воротами никого не было.
— Ёжики, — ответили ему.
— Какие ёжики? — не понял чёрт.
— На экскурсию.
— Какую экскурсию? — занервничал чёрт.
— Обзорную. По Аду, — сказали из-за двери.
— А зачем вам экскурсия? — удивился чёрт.
— Нада, — уклончиво ответили ёжики.
— А у нас обед, — обрадовался чёрт. — Так что закрыто. И вообще, день сегодня не экскурсионный. И неделя. И месяц.- Затем подумал, почесал затылок хвостом.
— И год! — добавил он. И захлопнул окошко.
— Мы же всё равно войдём, — предупредили ёжики. — Вы уж лучше по-хорошему, откройте.
— Ни за что! Не войдёте вы! Наши ворота даже динамит не всякий возьмёт!
— Ну, это зависит от количества динамита, — сказали за воротами.
... Когда чёрт летел по воздуху, он очень, очень некультурно выражался. Но было уже поздно.
По развалинам Ада бегали и фотографировались ёжики. Немногие уцелевшие черти сидели на обломках и тихонько жалели грешников. Они понимали, что Ад только начинается. И в этот раз он будет Настоящим. Ведь ёжики не терпели полумер и ко всему относились очень серьёзно.

Летать
Однажды ёжики захотели летать. Несомненно, с коварными целями. Вот скажите, для чего может ёжику пригодиться летать? Яблоки и так на землю падают, ужики по земле ползают, а не на деревьях растут. О грибах вообще не говорим. Значит, каверзу какую замышляют. Или и того хуже.
Лётчик Торопыкин шёл по взлётному полю к своему самолёту. В руке у него был бутерброд, с маслицем и колбаской, и он, громко чавкая, с удовольствием жевал его.
— Это Вы летать учите? — внезапно раздался строгий голос.
Торопыкин подавился бутербродом и огляделся. Вокруг никого не было. Он потряс головой.
— Так это вы летать учите? — снова спросил голос.
— Ну, я, предположим, — осторожно ответил Торопыкин. — А кто спрашивает?
— Мы, — вышел из травы Главный Ёжик.
Торопыкин снова подавился бутербродом и шлёпнулся на траву задом. Ёжик сурово смотрел ему в глаза.
— Слушайте, а зачем вам летать? — прошептал Торопыкин.
— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.
— У вас что, и самолёт есть? — изумился лётчик.
— Какой самолёт? Зачем самолёт? — удивился Ёжик.
— Ну, самолёт. Что б летать, — пояснил Торопыкин.
— Нет, нам так надо. Без самолётов, — серьёзно сказал Главный Ёжик.
— Ну, так это же совсем просто! — злорадно сказал лётчик Торопыкин, которому помешали есть бутерброд. — Встаёте, вытягиваетесь, распускаете иголки, и передними лапами начинаете быстро-быстро махать. И летите.
— Так? — спросил Ёжик, встав на задние лапки, вытянувшись и быстро-быстро замахав передними.
— Ага! — хихикнул в кулак Торопыкин. — Короче, тренируйтесь, — и, ухмыльнувшись, зашагал по полю, подкидывая в руке яблоко.
За его спиной ёжики медленно поднимались в воздух.

Бойся, лётчик, мелко дрожи,
Взором последним окинь небосвод...
То пролетают по небу ежи,
Ёжики — гордый и смелый народ!

Турдук
Однажды ёжики захотели Турдук. Зачем ёжикам Турдук? Никто не знает. Да и вряд ли мы сможем когда-нибудь понять этих загадочных зверей. Наверняка они собирались использовать этот опаснейший предмет в преступных целях. Например, захватить мир. Но Турдук так просто не найдёшь! Ха-ха! Хо-хо? Нет?
Зря, зря радовалось всё прогрессивное человечество. Эти паршивцы отправились в Особую лавку.
В Особой лавке было тихо. Продавщица сидела за прилавком и читала неизданные мемуары Сальери «Моцарт, или как аффтар выпил йаду». Книга была захватывающая, драматическая, и проглатывалась на одном дыхании. Зазвенел колокольчик у входа.. Продавщица подняла голову. На пороге Лавки стояли ёжики.
— Здравствуйте, — сказал Главный Ёжик. — Нам нужен Турдук.
— Там, на полке, — сказала продавщица и уткнулась носом в книжку.
— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик и изумлённо смолк. Что-то было не так.
— Ну что стоите? Берите, берите. Вон там, во втором ряду, крайняя справа, — ткнула пальцем продавщица, не отрываясь от книжки.
— Что, вот так подойти и взять? — осторожно спросил Ёжик.
— Конечно, — ответила продавщица.
— И Вам не интересно, зачем нам это нужно? — изумился Главный Ёжик.
— Да мне то какое дело. Нада, значит нада. Моё дело маленькое: сиди- продавай.
Ёжик с опаской посмотрел на продавщицу и оглядываясь, будто ожидая подвоха, подошёл к полке. На полке стоял Турдук. Главный Ёжик осторожно тронул его коготком. Турдук зашипел. Ёжик испуганно отпрыгнул и нервно посмотрел на продавщицу. Та с аппетитом грызла яблоко, листала Сальери и не обращала на покупателя никакого внимания. Главный Ёжик снова прикоснулся к Турдуку. Тот опять зашипел.
— Настоящий! — в восхищении сказал Главный Ёжик. И расплылся в улыбке. Вся стая принялась радостно перешёптываться.
— Ну что, берёте? — спросила продавщица.
— Конечно! — сказал Главный Ёжик.
— Деньги? — поинтересовалась продавщица.
— У нас только... Вот, — и Ёжик высыпал на прилавок горстку золы.
— Эх, и почему всегда всё не как у людей, — вздохнула продавщица, сметая пепел в ящик. — Теперь мучайся, восстанавливай их. Ну хорошо хоть не капуста, — смягчившись, сказала она. — Получите, — и протянула ёжикам пакет, в котором лежал Турдук.
Турдук стоял посреди поляны, искрясь и переливаясь на солнце. Дул свежий ветерок. Он колыхал иголки ежиной стаи, которая собралась здесь в полном составе. Главный Ёжик осторожно подошёл к Турдуку и прикоснулся к нему. Турдук зашипел. И Вселенная ответила ему тем же. Начиналась эра Ежей.

Возвращение ёжиков
Однажды ёжики решили вернуться. «Почему?» — спросите изумлённо вы. «Нада!» — уклончиво ответят эти наглые твари. Коварства им не занимать. Вечно строят козни и грозят миру если не разрушением, то глобальной катастрофой как минимум. Вам страшно? Мне — очень. Это потому, что я знаю больше вас и представляю все последствия того ужаса, что они с собой принесут. Но вы смеётесь? Зря, честно скажу, зря. Пускай вас не вводит в заблуждение нос-пуговка, смешные иголки и маленькие, чёрные глазки. Ёж — хитёр и коварен. Он хищник, и гуляет сам по себе. И я иду копать погреб, с бетонными стенами, крепкими потолками, и запасами еды на зиму. И всё потому, что однажды...
...ёжики решили вернуться. Шёл снег. Трескучие морозы оставляли на заиндевелых деревьях причудливые сосульки самых прекрасных и удивительных форм. Воздух замирал движением, дыша и опадая на снег снежинками радости. Лес молчал мгновеньем тишины. Скрипел ледяной покров. Шли ёжики.
— Вы это чего? — удивлённо спросил лесник, увидев процессию.
— Мы идём, — пояснил второй слева ёжик из заднего ряда, моментально схлопотал подзатыльник, покраснел от смущения, обиделся, ушёл за куст и заплакал. Главный Ёж сурово посмотрел в сторону образовавшегося беспорядка, неодобрительно покачал головой. Затем посмотрел на лесника, вздохнул, решительно сказал:
— Мы идём, — и потёр лапой нос.
— А зачем? — удивился лесник.
— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.
— Не понял, — лесник почесал в затылке.
— Чего не понял? — удивился Главный.
— Идёте что, — лесник посмотрел на Ёжика честными глазами. Глаза были голубые, ясные, незамутненные мыслью, и тщательно обработанные алкоголем.
— НАДА, — подчёркнуто УКЛОНЧИВО ответил Ёжик.
— Да-да, — уклончиво закивала вся стая. — Нада!
— А смысл? — тупо спросил лесник.
Главный Ёжик хлопнул себя по лбу и бессильно опустился в сугроб. Стая начала встревожено перешёптываться.
— А действительно, зачем мы идём? — пискнул номер два слева из самого заднего ряда, ловко уворачиваясь от подзатыльника. Ёжии в стае переглянулись, и шёпот стал громче. Лесник хлопал ресницами.
— Идиоты! — в сердцах выкрикнул Главный Ёжик. — Почему идём, зачем идём? Весна потому что! И значит — НАДА!
— УРА! — заорала обрадованная стая. Номер два из заднего ряда попробовал что-то сказать, но, моментально получив десяток подзатыльников, предпочёл смолчать.
— Нада! — радостно и уклончиво кричали ёжики.
— Ну, теперь всё понятно, — усталым голосом спросил лесника Главный Ёжик.
— Ну, вы б так и сказали, что нада, — пожал плечами лесник. Главный тяжело вздохнул и посмотрел в глаза лесника. Воодушевления они не вызывали. Главный Ёж взглянул на стаю, затем снова на лесника — и взмахнул лапой. Стая тронулась.
Ёжики возвращались. Их лапы оставляли в снегу маленькие круглые следы. В спину ёжикам дул свежий, ласковый ветер. И зима отступала, шаг за шагом, выпуская на белый свет из холодной темницы ещё хрупкие, но прекрасные, нежные цветы — подснежники. Вскоре запели птицы. Вслед за ёжиками шла Весна. Она улыбалась.

Дерево
Ежи были зверь номер один на всей планете Земля. Как Майкл Фелпс, только с иголками. Бегают, значит, странности всякие творят... Может их в зеленый покрасить? Для маскировки. Только вот где столько краски взять — непонятно. Впрочем, не о том речь. Однажды ежи решили спилить дерево...
Дерево стояло посреди леса: большое, красивое, толстое. Прям как жена Лесника. Лесник дерево с уважением обозревал, и временами, воровато оглянувшись, пинал его ногой. Нога болела, Лесник страдал. Но душевно — цвел.
Вот и сейчас он, подойдя к Дереву, занес ногу, и...
— Извините пожалуйста, посторонитесь, — деловито протопали внизу.
— Вы кто? — опешил Лесник, замерев на одной ноге.
— Мы — ёжики, мы — пилим, — терпеливо заметили внизу. И запилили.
— А я вас сейчас арестую! — обрадовался Лесник.
— Сомнительно, — пожали плечами ежики.
— Это еще почему? — удивился Лесник.
— Мы — природа! — назидательно ответил Главный Ёжик, и все ему бурно зааплодировали.
— В общем, хотим — пилим, хотим — нет. Сейчас — хотим.
— Но зачем? — изумился Лесник.
— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.
— Политика, — шепнул ошашлелому Леснику Тридцать второй справа.
В этот момент дерево рухнуло. Аплодисменты переросли в овации. Лесник стоял на одной ноге. Он явственно ощущал себя кретином.
Ёжики, неслышным зеленым потоком, несли дерево по лесу. Где и зачем они взяли столько зеленой краски, оставалось загадкой. Дерево мерно покачивалось на их иголках. Иногда, на едва заметных ухабах, оно подпрыгивало. И в этот момент ёжики радостно говорили «Ух!!!» Дерево они носили именно ради этого ощущения.
Где-то в ночи тихо выл на Луну Лесник. Просто так.